Проблема перевода ISO 9001:2015 на русский язык

В 1977 году президент США Джимми Картер прилетел в Польшу и выступил с речью к народу. Переводчик знал польский, но никогда с ним не работал. В результате фраза на английском «я вылетел из США сегодня утром» превратилась в «я улетел из США, чтобы больше туда никогда не возвращаться».

«Есть одна вещь, которая, если людям рассказать, они смогут сэкономить кучу денег»

ISO 9001 в разных редакциях при переводе на разные языки богат такими казусами. Никто над ними не смеется, но стоят они порядочно. «В ISO 9001:2008 есть одна вещь, которая, если людям рассказать, они смогут сэкономить кучу денег», – весело сказал сотруднику «Единого Стандарта» Горбунов А.В., автор книги «Практический менеджмент качества» и создатель неофициального перевода CD (Проект комитета – Committee Draft, — ред.) ISO 9001:2015. «Есть известная ошибка в официальном переводе: в англоязычном оригинале ISO 9001:2008 используется два термина: «effectiveness» и «efficiency» – их у нас обычно переводят, как «результативность» и «эффективность», – начал эксперт, – «Казалось бы, какая разница? Но она есть, так как в ISO (Международная организация по стандартизации – International Organization for Standardization, — ред.) результативность определяется, как соотношение факта и плана, а эффективность, как соотношение результата и затрат на его получение». «В ISO 9001:2008 в одном месте неправильно перевел «effectiveness», как эффективность и тем самым предписал мне, что я должен мониторить затраты, а в англоязычной инкарнации стандарта ничего подобного нет». Напомним, что ISO 9001 – самый распространенный в мире стандарт по тематике управления качеством и самый востребованный нормативный документ из всех стандартов Международной организации по стандартизации.

Объективность перевода ISO 9001:2015, как результат консенсуса нескольких переводчиков

Как известно, сейчас готовится к выходу ISO 9001:2015новая редакция норматива. Как только стандарт будет опубликован, начнется процедура его перевода и принятия в разных странах в качестве национального стандарта – это обычная практика. К сожалению, новый перевод стандарта на русский язык – это и новый повод беспокоиться о соответствии ГОСТа, который будет принят оригиналу. В России подготовкой официального перевода ISO 9001:2015 занимается ВНИИС (Всероссийский научно-исследовательский институт сертификации, – ред.). «Перевод, с одной стороны, – это всегда проблема. Сколько переводчиков, столько и мнений, и поэтому наш институт, который отвечает, как раз, за перевод ISO 9001:2015 на русский язык, создал рабочую группу, в которую входит много переводчиков и экспертов. Там действует консенсусный подход, то есть переводчики выдвигают свои версии перевода и консенсусом достигают общего знаменателя», – рассказал нам Владимир Иванович Галеев, руководитель отдела разработки и совершенствования систем менеджмента организаций ВНИИС. Однако подобные подходы существуют давно, но на предыдущие официальные переводы ISO 9001 на русский язык обрушивался буквально вал критики за допущенные ошибки.

Неграмотный перевод ISO 9001 с далеко идущими геополитическими последствиями

Видный эксперт по системам менеджмента Качалов В.А. опубликовал статью «Качество перевода стандартов: ситуацию надо менять». В ней он даже показал, что горе-переводчики оказывают влияние на интеграцию постсоветских стран. В ГОСТ Р ИСО 9001-2001 специалист насчитал 18 переводческих ошибок. Много ошибок было, как полагает автор, и в отмененном стандарте ГОСТ Р ИСО 9001-2008. И с этим была связана интрига вокруг замены этого стандарта региональным ГОСТ ISO 9001-2011. Этот стандарт должен был заменить собой русскоязычные переводы ISO 9001, бытующие в целом ряде стран постсоветского пространства. Гармонизация стандартов – мощный инструмент экономической интеграции, но Росстандарт (Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии, — ред.) предложил просто поменять название ГОСТ Р ИСО 9001-2008 на ГОСТ ISO 9001-2011 никак не меняя сам текст стандарта. Качалов В.А. в своей статье негодует, что не было попытки исправить неточности в переводе. По его словам, именно это стало причиной, по которой эксперты Казахстана и Белоруссии не поддержали идею принятия ГОСТ ISO 9001-2011 в таком виде. Но по принятой процедуре согласия Киргизии и Армении оказалось достаточно и так, – подытоживает Качалов В.А., – ошибки были навязаны даже тем странам, к которым они сначала не имели никакого отношения. Эксперт добавил, что никто не понес ответственности за ошибки, так как Росстандарт лишь один раз признал их, выпустив изменения №1 к ГОСТ Р ИСО 9001-2001 в 2002 году.

Что думает тот, кто уже переводит ISO 9001:2015?

Какие проблемы уже возникают при переводе ISO 9001:2015 у тех, кто уже сейчас на практике сталкивается с этой задачей? «Мне в этом смысле проще, поскольку приходится бороться только с самим собой», – пошутил Горбунов В.А., когда услышал о консенсусном подходе ВНИИС. Рассказывая о своем недавнем опыте перевода CD ISO 9001:2015 он сказал, что проблемой была «трактовка действительности». «Русский и английский языки в некоторых вопросах очень отличаются, краткую конструкцию на английском иногда приходится на русский переводить длинным предложением». «Простейший пример: есть три термина «продукт», «продукция» и «услуга» – они сейчас в ISO 9001 усилили услуги, раньше была только продукция. Они определяют продукцию как что-то, произведенное без взаимодействия с потребителем, а услуга – нечто нематериальное, что произведено при непосредственном взаимодействии с потребителем», – рассказал Горбунов В.А. «Мало того, что я очень скептически отношусь к методологическим изысканиям ISO. Вот, методология у них очень слабая. У них нет хорошего методолога. И то, о чем я говорю тому пример: они, очевидно, хотели разделить изделие – то есть вещественную составляющую и услуги, но сделали это совершенно бездарно», – подчеркнул эксперт. Он также отметил: «На самом деле, делить надо было изделие – вещественное изделие и действие. Вопрос в том, что непосредственно удовлетворяет потребность потребителя. Изделие – это то, чем потребитель удовлетворяет свою потребность – купил холодильник и сам себя удовлетворяю, а услуга – это действие, которое удовлетворяет. Я так и сделал – ввел термин «продукция» – это все что производится, что-то вещественное, что я могу потрогать и «услуга» – это действие, которое непосредственно удовлетворяет потребителя».

По словам эксперта, если говорить о конкретных словах, которые вызвали трудности в переводе, то это «performance» – слишком много есть значений у этого слова: «выполнение», «исполнение» «спектакль», «показатель выполнения». Вторая сложность – «product». «В английском они в ISO 9002 (готовится к выпуску – это стандарт разъясняющий практику применения ISO 9001, — ред.) легко используют сначала «product», а потом пишут «good», для нас «product» – это, либо все что выпускается – и товары, и услуги, а «good» – это однозначно товары. Но опять, товар – это то, что произведено на продажу, и услуга в русском языке – это тоже товар, вот, с такого рода сложностями приходится иметь дело», – рассказал переводчик.

Другим аспектом проблемы, как полагает автор книги «Практический менеджмент качества» является сам по себе англоязычный текст. «Есть такое понятие, как «операциональное определение», так вот, масса определений в ISO 9001 совершенно не операциональна», – сказал Горбунов В.А. «ISO заявляет: если есть термин, то мы можем использовать подстановку: вместо термина использовать определение – это правило они нарушают сплошь и рядом». Как заметил эксперт: «Если мы будем заменять определение, мы далеко не всегда будем получать адекватный текст. Они сами нарушают свои методологические принципы».

Переводчик, летящий на крыльях ночи

Скептически к переводам ISO 9001 относится даже «Переводчик, летящий на крыльях ночи» (Masked Translator, — ред.) – блогер из англоязычной части сети Интернет, посвятивший пост работе со стандартом качества. Он подчеркнул, что часто те, кто, проверяет перевод стандартов ISO делают это не на предмет точности передачи мысли, а по критерию законченности, адекватности. Проблемой самих переводчиков является то, что стандарты часто транслируют с одного языка на другой люди, которые не владеют стилистикой, владеют языком в недостаточной степени, часто они и не очень-то разбираются в проблематике, которой посвящен очередной стандарт.

А что говорит переводоведение? Переводческая наука смирилась с потерей информации при переводе

Правда в том, что современное переводческое искусство смирилось с потерей информации при переводе. Ранее существовал подход буквалистов, которые считали, что переводить нужно максимально близко к подлиннику, к букве подлинника, даже когда для этого приходится создавать новые слова, коверкать существующие или допускать некорректные с точки зрения стилистики отрывки. На этом основан перевод «Илиады» Гнедичем. Существовал и подход, что нужно доводить до читателя только смысл и настроение оригинала, а формальными элементами можно пренебречь. Сторонники этого течения даже ударялись в крайность и добавляли к тексту подлинника целые абзацы от себя. Сегодня аксиомой является мысль, что лексические единицы одного языка не эквивалентны друг другу по семантике (значению), поэтому не может быть идеального перевода. Речь может идти только о разумных компромиссах. А может быть просто пользоваться англоязычным текстом ISO 9001:2015? (Читайте о языке стандарта ISO 9001:2015, — ред.).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Вам понравилась статья? Не хотите пропускать новые? Тогда подпишитесь на RSS или получайте новые статьи мгновенно на электронную почту


Лицензия Creative Commons

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: