Мемуары «инспектора котлов» М.И. Ангелевского

Ангелевский Михаил Иванович начал работать главным механиком завода железобетонных конструкций в 1962 году. Министерство строительства Молдавской ССР выписало специалиста из Архангельска. Михаил Иванович принял приглашение, и вместе с семьей переселился в Тирасполь. Под началом Ангелевского находились механические мастерские, электроподстанции с компрессорной станцией, асфальтобетонный завод и разнообразное обслуживающее оборудование. Во время проверок у Молдавского Госгортехнадзора не возникало вопросов или замечаний по поводу содержания и безопасной эксплуатации вверенных ему объектов.

А такое рвение всегда вознаграждается. И во время создания новой группы Госгортехнадзора Молдавии в Тирасполе, Михаил Ангелевский был приглашен туда в качестве инспектора. За инспекторами закреплялись определенные города и их районы, ГРЭС и предприятия с объектами котлонадзора. Зная «изнутри» всю механику процесса, для Михаила Ивановича не составило труда инспектировать котлонадзор и подъемные сооружения. Требовалось только изучить методику оформления результатов обследований предприятий, научиться правильно составлять документацию.

Предприятия подвергались проверке каждый год, неблагополучные надлежало проверять дважды в год. Треть грузоподъемных механизмов проверялись лично. Нужно было удостовериться в наличии технического освидетельствования котлов, сосудов, работающих под давлением, лифтов. После установки на новом месте строительного крана, надлежало проверить и его. Должность Ангелевского предполагала также участие в аттестационных и следственных комиссиях.

Руководство предприятия заранее получало «письмо счастья», в крайнем случае – телефонное уведомление о предстоящей проверке. Предупреждение о подготовке к техническому освидетельствованию высылалось не позже чем за пять дней до начала «экзекуции». Результаты заносились в акт определенной формы, для технических освидетельствований существовали формы донесений, разработанные Гостехнадзором СССР. Эти же документы использовались впоследствии инспектором для отчета о проделанной работе за полугодие/год.

Заключительным этапом каждой инспекции становилась имитация аварийной ситуации и проверка знаний работников в таком случае. Затем ответы и действия персонала обсуждались непосредственно с руководством или главным инженером в формате совещания, на котором присутствовали и работники инженерно-технической части.

Если же обнаруживались неприемлемые методы в части эксплуатации объектов, находящихся на контроле Госгортехнадзора, о предприятии составлялось представление. Представления о небезопасном использовании оборудования направлялись в вышестоящие организации, в том числе партийные (распространенная практика тех времен с целью призвать к исполнительной дисциплине провинившихся руководителей).

В связи со всем вышеперечисленным, Ангелевский выдвигал жесткие требования как инспектор, и, при необходимости, распоряжался остановить опасный объект до выяснения обстоятельств. И при таком подходе Михаил Иванович не «удостоился» ни одной жалобы со стороны руководителей проверяемых предприятий: справедливые действия инспектора ни у кого не вызывали сомнений. Его методы позже взяли на вооружение в Управлении Северо-Западного округа (УСЗО, — ред.), а еще позже — Северного округа Госгортехнадзора СССР. Случилось это в 1977 году, куда и переманили нашего специалиста. По такому случаю инспектору пришлось снова сменить место жительства.

Новым пунктом проживания стал город Северодвинск. А это закрытая административная единица. Кроме того, нашему герою уже стукнуло пятьдесят, на горизонте выход на пенсию. С трудоустройством начались неурядицы. Начальник инспекции РГТИ объявил Ангелевскому, что УСЗО не одобрило его персону. Михаилу Ивановичу пришлось ждать более месяца, но ожидание увенчалось успехом: должность он все же получил. Такую же, как и в прошлом – участковый инспектор котлонадзора. Через три месяца после вступления Ангелевского на должность в РГТИ нагрянула проверка из Ленинграда. Прибыла комиссия, которую возглавлял зам. начальника УСЗО. По окончании процедуры состоялось традиционное совещание с участием работников. Там к инспектору обратился глава комиссии. Узнав фамилию (дабы не ошибиться), зам. начальника УСЗО признался, что именно он стал причиной задержки оформления Михаила Ивановича на работу: заподозрил неладное, когда понял, что человек вдруг решил сменить теплый южный климат на суровые северные морозы. Но, связавшись с прежним местом работы будущего инспектора, и услышав о нем самые лестные отзывы, отбросил все сомнения. Михаила Ангелевского восхитила такая откровенность и порядочность главы комиссии.

Везде, где приходилось работать, инспектор часто слышал реплики на тему оплаты его труда. Мол, и техосвидетельствование, и экзамены, и аттестация могли бы неплохо оплачиваться. На это герой труда отвечал коротко: «Мой труд оплачен государственным бюджетом». Фраза сия потеряла смысл с распадом Советского Союза, когда Роснадзору пришла та же мысль, и некоторые виды инспекционных работ перестали быть бесплатными.

В 1985 году Михаил Ангелевский был награжден знаком «Лучший инспектор Госгортехнадзора».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Кроме того, интересно почитать:

Вам понравилась статья? Не хотите пропускать новые? Тогда подпишитесь на RSS или получайте новые статьи мгновенно на электронную почту


Лицензия Creative Commons

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: